Ефим Бершин - Дорогой Кай!

Ефим Бершин
Ефим Бершин

Извини, что так задержался с ответом, но обстоятельства, порой, сильнее нас. А внутреннее состояние поэта – это и есть то главное обстоятельство, которое, порой, не дает возможности даже прикоснуться к письму. Не говоря уж о написании художественных произведений.

 

Далее ..... 

Сразу ответить на все твои вопросы я, наверно, не смогу. Всему свое время. Но если отмести в сторону все частности, всю череду сравнительно мелких событий, происходивших и происходящих в России и в мире, то можно выделить несколько основных проблем. Одну из них ты обозначил: «превращение мира в гигантский супермаркет идет полным ходом». Превращение это подкрепляется соответствующей этикой, я бы даже сказал – религией. Эта религия – религия потребления. Именно с этих позиций и надо рассматривать многое из того, о чем ты говоришь. Причем, я настаиваю именно на слове «религия».

 

Как ты понимаешь, я не имею ничего против потребления как такового. Но потребление, ставшее религией, - не только омерзительно, оно еще и непродуктивно с точки зрения формирования человеческой личности. Если уж отдельные члены правительства, урезая апробированные десятилетиями школьные программы, открыто говорят, что нам нужно воспитывать не всесторонне развитого и образованного человека, а всего лишь цивилизованного потребителя, то дело далеко зашло.

 

Лет десять назад я высказал (в стихах, разумеется) свое видение происходящего:

 

Они пришли. Я знаю цены

на водку и газетный лист.

Спокойно, как актер со сцены,

скрываюсь в бешенство кулис

 

пока толмач толмачит бодро

и переводит, как с листа,

язык беспомощного бога

на жирный дактиль живота.

 

Религия потребления, пожалуй, первая из известных религий, в которой начисто отсутствует духовный аспект. Он заменен американской разновидностью демократии, а то и маской демократии, профанацией демократии, как это происходит в России и во многих других странах.

 

Но не только в религии потребления дело. Если говорить о России, то на ее сегодняшней территории сошлись в противоборстве сразу несколько религий. Я не имею в виду традиционные религии, такие, как православие, ислам, иудаизм, буддизм и некоторые другие, функционирующие и сосуществующие в нашей стране столетиями. Я имею в виду совершенно другие религии. Поэтому, как мне кажется, ты ошибаешься, полагая, что Россия вошла в фазу стабилизации. При нынешнем состоянии умов и духовных ценностей (а, скорее, их отсутствии) стабилизация невозможна. Следовательно, мы продолжаем жить в смутном времени. А смутное время чревато всякими неожиданностями.

 

Хочу тебе напомнить, что писал о смутном времени Достоевский: «В смутное время колебания или перехода всегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех так называемых «передовых» говорю, которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею, но все с определенною более или менее целью. Нет, я говорю лишь про сволочь. Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но даже не имея и признака мысли, а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство и нетерпение. Между тем эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадает под команду той малой кучки «передовых», которые действуют с определенною целью, и та направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается». (Ф. Достоевский, «Бесы», часть третья, глава первая).

 

К написанию «Бесов» Достоевского, как известно, подтолкнуло дело С. Нечаева, попытавшегося создать в семидесятые годы XIX века революционную организацию и написавшего так называемый «Катехизис революционера», в котором пропагандировал такие методы борьбы, как мистификация и провокация. Сегодняшняя наша жизнь изобилует и тем, и другим. Дня не проходит без какой-либо провокации или мистификации. Причем, этим средством пользуются почти все противостоящие силы.

 

Проблема в том, что всякая глобальная идея, забредшая на территорию нашей страны, воспринимается большей частью населения именно как религия. Коммунизм тоже вводился как религия, чем и объясняется столь нетерпимое отношение к служителям церкви. Сталинизм даже оформил эту религию как некоторую пародию на христианское триединство с богом-отцом (Лениным), человекобогом (Сталиным) и псевдокоммунистической идеей, которая должна была заменить Святой Дух. Конечно, это пародия. Но пародия страшная, унесшая сотни тысяч жизней.

 

О своеобразных заповедях, оформленных религией потребления, мы уже с тобой говорили неоднократно. И вот что интересно: апологеты так называемых новых религий не могут отказаться от старых форм. И хотят того или нет, но подстраиваются под Моисеевы скрижали или под Нагорную проповедь Христа. Конечно, получаются пародии. Но люди в большинстве своем этого не замечают и принимают пародии за истинно новое.

 

Борьба идей естественным образом предполагает победу одной из них. Тем более у нас, в России, где люди еще не привыкли лояльно относиться к другому мнению. Но сейчас мы столкнулись вообще с уникальной ситуацией: радикально новых идей ни одна политическая сила не предлагает. Зато все предлагают уничтожить оппонента. Так в сегодняшней России возродилась старая псевдорелигия, название которой – нигилизм. Отрицание всего и вся, включая саму страну.

 

Честно говоря, мне совсем не хотелось говорить о мерзкой провокации в Храме Христа Спасителя. Но раз уж ты так настаиваешь, скажу. Я не считаю данную провокацию «криком о помощи в бездуховном мире». Это не крик о помощи. Это именно провокация. Безусловно, ее участники – жертвы того бездуховного мира, о котором ты говоришь. В лучшем случае – слепые жертвы. В худшем – сознательные союзники тех, кто мечтает о развале Российского государства. Думаешь, это слишком громко сказано? Ничуть. Потому что своим зарождением и существованием на одной шестой части суши Россия обязана православию. И атака на православие и на церковь – это атака на Российское государство. Сегодня это именно так. Пока так. Да, православие сдает свои позиции, это очевидно. Но другой глобальной религии, способной объединить наше общество, другой глобальной этической системы пока не найдено. О ней-то, о пока не найденной, и хотелось бы поговорить в дальнейшем.

 

Обнимаю тебя. Твой Ефим Бершин.