Кай Элерс - Дорогой Ефим, спасибо.

Кай Элерс
Кай Элерс

После долгих, для меня вполне объяснимых колебаний, ты всё-таки откликнулся на события вокруг акции Pussy Riot. Ты определил суть выступления этой группы как протест против объединения государства и церкви, Путина и Кирилла. Это именно то, что я хотел бы сделать предметом нашего обсуждения.

 

Далее .....  

Безусловно, акция Pussy Riot – провокация. Безусловно, это выступление есть нечто пошлое, агрессивное, отталкивающее. А тем более предыдущие акции группы. И, безусловно, это выпад против российского государства и президента Путина. Но также очевидно, что эта акция не являлась террористической или нигилистической, направленной на уничтожение людей. По сути, это была всего лишь беспомощная попытка выразить свое мнение, попытка с помощью СМИ сломать устоявшиеся запреты.

 

Подобного рода акции имели место и раньше. Они проходили с разной степенью пошлости и с разной степенью эффективности. В шестидесятых годах в Западной Германии, в Европе, в США они были массовыми и предшествовали культурной революции, так называемой Революции 68-ого. Они вызывали возмущение шокированного общества и негативную реакцию со стороны правительства. Это было беспорядочное время, когда общество было сильно поляризировано. Мы уже говорили с тобой об этом, но, если ты хочешь, я могу подробнее описать те события.

 

Банальная провокация группы молодых женщин в Храме потому вызвала такую реакцию, что вскрыла нездоровые взаимоотношения государства и церкви. Грубо говоря, это конфликт между теми, кто пытается приватизировать религии, веру и этику, и теми, кто пытается противостоять установлению теократической системы. Эта проблема касается не только России. Потому что определенные силы пытаются смешать религию с экономическими и политическими интересами. Это взрывоопасная кмбинация, которая является частью глобализация. В нашей с тобой книге «Россия - пульс мировой державы», которая вышла два года назад, это явление мы уже назвали глобальной смутой.

 

С этой точки зрения, как я полагаю, мы все являемся одновременно и жертвами, и палачами. И Pussi Riot это касается не меньше, чем любого живущего сегодня на земле человека. Признание этого факта является для меня исходным пунктом для любого поиска новых форм общения друг с другом.

 

Семь миллиардов человек планеты, имеющих право на жизнь просто потому, что они существуют в этом мире, испытывают сегодня непреходящую потребность в новой духовности. Но, не умея сформулировать эту потребность, лишь беспомощно или даже неосмысленно протестуют. Я думаю, тебе это знакомо. Потому что после развала Советского Союза, вы испытали кризис духовности в полной мере.

 

Другая сторона проблемы, которая в те годы только нашей, а теперь стала и вашей, очевидна: духовная нищета общества, основанного на личной выгоде и потреблении, в котором человек – это фактор человеческого капитала, а его значимость определяется по его покупательной способности. В связи с этим сегодня понятна любая провокация, направленная против действующих норм, даже если у людей, идущих на подобные провокации, нет представления о том, чем эти нормы заменить. Я полагаю, в этом наши с тобой позиции совпадают. При этом хочу подчеркнуть, что я говорю именно о провокациях, ломающих табу, а не о терроре. Террор, от кого бы он не исходил, от граждан или от государственных структур, неприемлем.

 

Что касается сегодняшней России, то неужели всё выглядит так печально, как ты описываешь в своем письме? Конечно, перестройка привела не только к приватизации экономики, но и к подрыву православия. Плохо это или хорошо? Не знаю. Разве история российской общественной культуры закончится, если она вдруг не будет больше основана на православии? Я так не считаю. Ведь культурное развитие происходит на более долгой волне, чем колебания политической конъюнктуры. Как часто уже считали разрушенной общественную культуру России! И каждый раз она вновь возрождалась в обновленной форме. С тем, что смутное время в России продолжается, я согласен. Но не объясняется ли оно, помимо прочего, слиянием и борьбой старых представлений и старых жизненных форм с новыми? Не есть ли это процесс разрушения старого для построения нового? В Германии есть такая традиция: накануне свадьбы устраивается вечеринка, во время которой нещадно бьют посуду. Может быть, и со страной происходит нечто подобное?

 

Всё это - открытые вопросы, в которых нужно разобраться. Ясно только то, что на данный момент нет единого нормативного религиозного канона. В этом я согласен с тобой. Но был ли он когда либо в России? Безусловно, существовала государственная православная церковная структура, основанная на Третьем Риме Ивана IV. Но также очевидно, что российская история знала и другие религиозные культуры, которые, осознанно или нет, но участвовали в основании государства, империи, общества и стали его существенной частью. Я говорю об исламе, буддизме и других.

 

Я считаю фатальной ошибкой, что после 12 лет авторитарного либерализма, не давшего реальной стабилизации, Путин пытается развить в стране православный патриотизм. И это вместо того, чтобы поддержать силы, которые могли бы способствовать обновлению России. Я не вижу, каким образом православно-клерикальный патриотизм, может способствовать решению проблем, стоящих сегодня перед российским обществом. Тем более, что страна вынуждена приглашать в массовом порядке в качестве рабочей силы мусульман из Центральной Азии. Кроме того, попытка России образовать Евразийский Союз входит в прямое противоречие с попыткой объединения российского населения под эгидой православного патриотизма. Или, иначе говоря, такая ориентация может привести только к насильственному подчинению культурной и религиозной части населения неправославного толка православно-клерикальному центру. При этом следует заметить, что эти неправославные части населения являются вовсе не меньшинством в европейском или западном понимании. Мусульмане составляют сегодня одну четвертую часть населения России, и их число быстро растет благодаря высокой рождаемости и притоку иммигрантов. В то же время естественный прирост населения в стране всё более уменьшается. Буддисты представляют собой отдельное общество. Большие слои населения вообще не принадлежат ни к какой религии – кроме как к упомянутому нами модернизму, основанному на потреблении. Я считаю, что при таких обстоятельствах не только выступление Pussy Riot в Храме Христа Спасителя является провокацией по отношению к символу запланированного возрождения православного патриотизма, и не только Путин и Кирилл подверглись нападкам, но и они сами провоцируют своими действиями ту часть населения, которая не хочет власти одной единственной религии или одного единственного мировоззрения над всеми другими. Тем более, что еще свежи в памяти советские порядки. И если отбросить в сторону другие, побочные аспекты, можно сказать, что Pussy Riot тоже является символом протеста против насаждения единого религиозного мировоззрения.

 

Многие вопросы, дорогой Ефим, из тех, которые ты задал в своем письме, остаются открытыми. Это вопросы о религии потребления, о развитии человеческой личности, о профанировании демократии, о нигилизме и множество других. Я не хочу обойти стороной ни один из этих вопросов. Каждый из них заслуживает стать темой для обсуждения не только в отдельном письме, но и в целых книгах и семинарах. Я надеюсь, что нам хватит времени ответить на эти вопросы, и может даже воплотить эти ответы в деяния. Давай по порядку подробнее разберемся во всем.

 

Что касается цитаты из Достоевского, которую ты привел из в своем письме, то она мне чужда. Особенно его слова о «сорае», который в смутные времена попадает под власть «передовых». Я не хочу спорить с Достоевским, но ответь мне: что значит эта мысль для сегодняшних событий? Вверху - демагоги, а внизу - потребляющая масса? Это было бы, по-моему, слишком просто. Безусловно, некоторые властители мира являются сегодня таковыми. Тут хотелось бы вспомнить пресловутый «Tittitainment“ Збигниева Брзеженски, в котором он пишет, что 80% населения мира можно успокоить развлечениями, при помощи «хлеба и зрелищ», как это когда-то делали римляне. Но я хотел бы проанализировать другой подход, появившийся несколько веков назад. Его создателем был Лао Цзы. В третьей строфе его трактата «Дао Дэ Цзин» написано:

 

Если не почитать мудрецов, то в народе не будет ссор. Если не ценить редких предметов, то не будет воров среди народа. Если не показывать того, что может вызвать зависть, то не будут волноваться сердца народа.

 

Поэтому, управляя [страной], совершенномудрый делает сердца [подданных] пустыми, а желудки - полными. [Его управление] ослабляет их волю и укрепляет кости. Оно постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знание не смели бы действовать.

 

Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие (русская версия здесь: http://www.lib.ru/POECHIN/lao1.txt)

 

Я хотел бы сразу пояснить, что у китайцев центром вожделений является Сердце. А Воля означает произвол и тщеславие. Знание равноценно чрезмерной информации или бессодержательному, пустому интеллекту. Знаюшие – это те, которые вводят народ в заблуждение и обманывают своей фальшивой учёностью и бессмысленной информацией. Назначенный – это Познавший, высшая сила в государстве, идеальный правитель, который отвечает за то, чтобы не был нарушен порядок неба и земли, чтобы он посредством умного недеяния сохранялся и поощрялся. Ничего не делать – это не бездействие, а движение в соответствии с космическими законами. Что предполагает изучение этих законов и волю проповедовать их значимость. Порядок для Конфуция, который в этом вопросе был строже, чем Лао Цзы, - это предпосылка свободы.

 

Короче говоря, дорогой Ефим, я хочу начать разговор с обоснованных, понятных и оправданных жизненных интересов людей, а затем уже подниматься до более сложных вопросов сосуществования и этической ориентации. Иначе говоря, я предлагаю начать с твоего тезиса: «Как ты понимаешь, я не имею ничего против потребления как такового. Но потребление, ставшее религией, - не только омерзительно, оно еще и непродуктивно с точки зрения формирования человеческой личности». Этот тезис я и хотел бы проанализировать его, прежде чем мы продолжим дебаты о более серьезных этических измерениях. Как ты уже говорил, всему своё время и своё место.

 

Обнимаю тебя крепко, Кай.

Kommentar schreiben

Kommentare: 0